Дорогие дру­зья, бес­цен­ные и мало­чис­лен­ные поклон­ни­ки Го и все, кто толь­ко начи­на­ет свое зна­ком­ство с этой уди­ви­тель­ной игрой. Меня зовут Антон Проскурин, я явля­юсь руко­во­ди­те­лем и одним из осно­ва­те­лей клу­ба «Nikorai do». Прежде чем рас­ска­зать о клу­бе, счи­таю важ­ным поде­лить­ся сво­ей исто­ри­ей, как я позна­ко­мил­ся с Го и поче­му эта игра так силь­но меня увлек­ла.

Всё нача­лось со встре­чи с пре­крас­ней­шим и инте­рес­ней­шим чело­ве­ком – отцом Артемием Рублёвым. Это слу­чи­лось в 2005 году, в Твери, когда я закан­чи­вал обще­об­ра­зо­ва­тель­ную шко­лу. Отец Артемий момен­таль­но заин­те­ре­со­вал меня, во-первых, тем, что он свя­щен­ник и, во-вторых, сво­ей обра­зо­ван­но­стью и неор­ди­нар­но­стью. С ним все­гда было дико инте­рес­но, я посто­ян­но узна­вал от него что-нибудь новое. Так, одна­жды отец Артемий рас­ска­зал про игру Го, кото­рая в мил­ли­он раз слож­нее шах­мат и кото­рую до сих не запро­грам­ми­ро­ва­ли (на тот момент). Меня это сра­зу заин­те­ре­со­ва­ло, пото­му что как раз в это вре­мя увле­кал­ся шах­ма­та­ми и про­грам­ми­ро­ва­ни­ем. Попробовал сыг­рать и… надо ска­зать, что не сра­зу, но где-то после 10 пар­тий влю­бил­ся в эту игру все­це­ло и, похо­же, на всю жизнь. Чуть поз­же посмот­рел Hikaru no Go и уже никто не мог ото­рвать меня от игры – всё сво­бод­ное вре­мя я зани­мал­ся Го, что даже слег­ка отри­ца­тель­но ска­за­лось на моей успе­ва­е­мо­сти в шко­ле…

Потом слу­чи­лось стран­ное. Дело в том, что по скла­ду ума я все­гда был логиком-математиком: худо­же­ствен­ную лите­ра­ту­ру нико­гда не читал и вся­кое твор­че­ство было мне чуж­до. Однако, при­мер­но через пол­го­да заня­тий Го, меня уди­ви­тель­ным обра­зом потя­ну­ло к кни­гам, я сра­зу же про­чёл почти все­го Достоевского, увлек­ся худо­же­ствен­ной фото­гра­фи­ей и даже сти­хо­сло­же­ни­ем. Я никак не мог понять, что со мною про­ис­хо­дит, но оста­но­вить­ся уже не мог. Всё кон­чи­лось тем, что в 2012 году я поки­нул род­ную Тверь и посту­пил в Калининградский музы­каль­ный кол­ледж в класс (не могу этим не гор­дить­ся) заслу­жен­но­го арти­ста РСФСР Владимира Дмитриевича Слободяна (фор­те­пи­а­но).

Анализируя свое про­шлое, я теперь отчет­ли­во пони­маю, что виной все­му было Го… или о. Артемий :) Я, конеч­но, не стал выда­ю­щим­ся музы­кан­том (все же начи­нать зани­мать­ся музы­кой нуж­но порань­ше), не стал и чем­пи­о­ном России по Го, но уди­ви­тель­но то, что какая-то игра в чер­ные и белые кам­ни смог­ла так силь­но повли­ять на мое мыш­ле­ние, раз­вить твор­че­ские и музы­каль­ные задат­ки. И это насто­я­щее чудо, кото­рым я не могу не поде­лить­ся!

О клубе

nikoraiМне все­гда при­хо­ди­лось зани­мать­ся орга­ни­за­ци­он­ны­ми вопро­са­ми (хотя я не счи­таю себя хоро­шим орга­ни­за­то­ром – про­сто неко­му было этим зани­мать­ся) и заре­ги­стри­ро­вал две реги­о­наль­ные феде­ра­ции: сна­ча­ла в Твери, а поз­же в Калининграде. В один пре­крас­ный момент (в октяб­ре 2014 года) роди­лась идея объ­еди­нить эти феде­ра­ции под одним назва­ни­ем для более про­сто­го управ­ле­ния. Отец Артемий пред­ло­жил назва­ние «Nikorai do» (ニコライ道), что в пере­во­де с япон­ско­го озна­ча­ет «путь Николая» (свя­то­го рав­ноап­о­столь­но­го Николая Японского). Мне сра­зу понра­ви­лось это назва­ние пото­му, что, во-первых, оно ори­ги­наль­но, во-вторых, не лише­но смыс­ла, в-третьих, непо­сред­ствен­но свя­за­но с нашим клу­бом, так как о. Артемий явля­ет­ся насто­я­те­лем хра­ма Николая Японского на родине свя­ти­те­ля (с. Береза Оленинского р-на Тверской обл.) Отрадно, что таким обра­зом наш клуб, хоть и кос­вен­но, но свя­зан с Русской Православной Церковью. Ведь всем сво­им мас­шта­бом, могу­ще­ством и гени­аль­но­стью Россия, без сомне­ний, обя­за­на имен­но пра­во­слав­ной вере.

Днем рож­де­ния клу­ба мож­но счи­тать 29 октяб­ря 2014 года, когда был про­ве­ден объ­еди­ня­ю­щий интернет-турнир меж­ду твер­ски­ми и кали­нин­град­ски­ми игро­ка­ми. Призеры пер­во­го тур­ни­ра «Nikorai do»:
1. Лобачев Иван (Тверь),
2. Гладуш Дмитрий (Калининград),
3. Конухов Владимир (Тверь).

О названии «Никорай-до»

Необходимо пояс­нить, поче­му назва­ние клу­ба свя­за­но с вели­ким рус­ским дея­те­лем, япо­ни­стом и мис­си­о­не­ром Николаем Японским (1836−1912). Николай Японский, в миру — Иван Дмитриевич Касаткин, — изве­стен преж­де все­го, как осно­ва­тель Православной Церкви в Японии, одна­ко это дале­ко не все его заслу­ги. Работая в Японии, он изу­чил язык и куль­ту­ру стра­ны настоль­ко хоро­шо, что удив­лял сво­и­ми позна­ни­я­ми даже япон­цев: «Не было чело­ве­ка в Японии, после Императора, кото­рый поль­зо­вал­ся бы в стране таким ува­же­ни­ем». Именно Николай Японский позна­ко­мил рус­ских с япон­ской куль­ту­рой, а япон­цев – с рус­ской. Им и его сорат­ни­ка­ми пере­ве­де­ны на япон­ский язык сочи­не­ния Пушкина, Лермонтова, Толстого, Достоевского. Его заслу­ги мож­но пере­чис­лять дол­го, но глав­ное то, что он сво­им уни­каль­ным слу­же­ни­ем пока­зал «Путь» в изу­че­нии дале­кой для нас япон­ской куль­ту­ры. Го, явля­ясь инстру­мен­том позна­ния чело­ве­ка в целом и япон­ской куль­ту­ры в част­но­сти, долж­но сопод­чи­нять­ся это­му «Пути» – имен­но такой смысл вло­жен в назва­ние клу­ба.

На япон­ском язы­ке «путь Николая» пишет­ся ニコライ道, чита­ет­ся «Никорай-до» (в япон­ском язы­ке нет сло­га «ла», поэто­му исполь­зу­ет­ся близ­кий по зву­ча­нию – «ра»). Однако из-за боль­шо­го чис­ла омо­фо­нов в япон­ском язы­ке, а так­же из-за нали­чия он– и кун–чте­ния иеро­гли­фов, «храм Николая» про­из­но­сит­ся точ­но так­же «Никорай-до», хотя име­ет дру­гое напи­са­ние: ニコライ堂. «Никорай-до» – так (в зна­че­нии «храм Николая») япон­цы назы­ва­ют Собор Воскресения Христова в Токио, постро­ен­ный уси­ли­я­ми Николая Японского. Как види­те, назва­ние клу­ба полу­чи­лось весь­ма мно­го­зна­чи­тель­ным :)